Антон Лавренов: фриланс, путешествия, опенсорс и свои проекты

Первым гостем я пригласил своего давнего знакомого, Антона Лавренова. Антон работает фрилансером, путешествует со своей женой и двумя детьми по миру вот уже третий год. Так же у него есть один довольно популярный опенсорс-проект, который он поддерживает. И помимо этого он еще умудряется запускать какие-то свои проекты. Обо всем этом я планирую сегодня расспросить Антона и поделиться этой информацией с вами.

Дмитрий: Привет, Антон. Спасибо, что ты согласился быть первым человеком, у которого я возьму интервью. И я хотел бы немножко рассказать о том, как мы с тобой познакомились. Вернее, как я это помню. В свое время мы посещали в Красноярске митапы, так называемые Krasdevmeetups. Это еженедельное событие, которое до сих пор проходит. Люди собираются в кофейне и общаются на то, как прошла их неделя разработческая.

И я помню, что однажды туда пришел Антон. И я особо ничего не знаю, как ты, что ты делал, какой твой был путь до этой первой нашей встречи. Я помню, что после этого ты начал регулярно приходить, и, в общем, мы как-то так общались. Потом я уехал в Таиланд на зиму. Потом я приехал и уехал жить в Германию. И, собственно, получалось следить за твоими перемещениями только уже удаленно. Расскажи, пожалуйста, коротко свой путь программиста, скажем так, до того момента, как ты решил путешествовать с семьей.

Антон: Так, пару слов сначала о себе. Меня зовут Антон, мне 27 лет. У меня двое детей, жена, и сейчас мы путешествуем. Рассказать до момента, как я встал на путь программиста, так ты спросил?

Дмитрий: Нет, вообще твой путь программиста. До того, как ты решил путешествовать.

Антон: Я закончил Институт математики СФУ в Красноярске. Там, в основном, у нас была математика и немножко программирования. На тот момент, когда я заканчивал, я не уверен, что хочу вообще быть программистом. Хотя у меня были какие-то навыки, потому что обучение было и в самом университете, и во время школы я ходил на всякие курсы. Но, скажем так, душа не совсем лежала. Я думал, это будет временный вариант на то, чтобы куда-то пойти дальше, вырасти, и не знаю пока куда.

Университет закончился, работу надо было искать. Я каким-то случайным образом сконтачился с чуваком, у которого есть бизнес-идея, который хочет запилить свой стартап. Но у него есть деньги, а времени нету. И я такой молодой студент, который хочет все делать, все изучать. И мы начали с ним вместе работать. Мы проработали с ним вместе… В 2012-м году я закончил обучение и начал с этим парнем работать, за что ему говорю очень большое спасибо, если он вдруг смотрит эти записи. Потому что он меня очень многому научил, это был очень хороший наставник как с точки зрения программирования и ведения задач, и много-много всего – он меня много чему научил.

Через два года мы поняли, что стартап практически никак не идет, потому что… Наверное, причин очень много. В общем, стратап не идет. И я решил пойти в фриланс, чтобы заработать себе денег. Во фрилансе вроде как деньги есть. И, получается, в 2014-м году я уже полностью ушел во фриланс. И через два года, в конце 2015-го года мы отправились в путешествие по миру всей семьей.

Дмитрий: Супер. Слушай, получается, что у меня в 2012-м как раз дочка родилась, а ты как раз только вышел из института и собирался как-то вставать на путь работника. (прим. я упомянул это потому что до рождения дочери я не помню Антона на митапах) А почему ты решил с фронт-эндом как-то связать свою жизнь?

Антон: Это дикая случайность. Когда я был в университете, я все свои дипломные работы, лабораторные писал на Python’е, и мне нравился Python. Классный язык, я был им доволен. Вот эта первая работа, мне чувак говорит: «У нас будет немножко Python’a и JavaScript». И в начале действительно был Python, на каких-то сторонних небольших задачах. Но JavaScript’а становилось все больше и больше, я погружался в него глубже и глубже. И в какой-то момент он мне понравился, и я научился им пользоваться. И нету смысла изучать что-то другое, потому что теперь JavaScript мне нравится. И, как я пишу у себя там, где-нибудь в портфолио, что JavaScript для меня как родной язык.

Дмитрий: А что вообще сподвигло вас бросить все и просто начать путешествовать? Я так понимаю, что вы особо до этого, до вашего первого путешествия, особо нигде не были. Или у вас были какие-то другие, более короткие путешествия?

Антон: Да, один раз были в Таиланде. Но это была такая, особенная поездка, это не был туризм. Мы там одновременно и работали и отдыхали. Это был детский небольшой лагерь. Мы ездили с женой и ребенка тоже туда взяли. И мы и работали в лагере одновременно, и немножко отдыхали. Но это туризмом не назовешь, потому что формат совершенно другой.

Главная причина, почему мы начали путешествовать – у нас были проблемы со здоровьем у детей, и мы очень не любим зиму. И чтобы, соответственно, вот эти две проблемы решить (мы начали путешествовать). Тем более, так как я во фрилансе, я все время работаю дома. И находиться все время в Красноярске нет никакого смысла. Захотелось давно, но финансы не позволяли. И вот в 2015-м году уже все, прошла та самая точка, когда финансы позволяют начать.

Дмитрий: Все ясно. И это помогло вам решить эти детские болезни? Нам помогло в свое время, Таиланд нам помог от детских болезней избавиться.

Антон: Нам очень сильно помогло. Младший ребенок болел каждые две недели. Старший ребенок – каждый месяц. У младшего вообще до хронических болезней могло все дойти. Но как только мы прилетели на море, все волшебным образом улетучилось, и наступило счастье.

Дмитрий: Да. У меня точно такая же история. Я не буду вдаваться в подробности. Я думаю, молодые родители, в принципе, знают, о каких болезнях может идти речь. Но тем не менее я могу сказать, что да, что 4 месяца в Таиланде – у нас прошли все эти кожные последствия, какие у маленьких детей бывают, и все эти респираторные заболевания. Там ни разу ребенок не болел ничем вообще абсолютно. Это было просто счастье какое-то.

Слушай, ты как раз начал, затронул тему про работу. Я по своему опыту помню. Но у меня фриланс был немножко другой, я практически работал удаленно, фул-тайм, можно сказать. И мне было очень тяжело в Таиланде сидеть с видом на бассейн, в хорошую погоду, и работать по 6-8 часов.

То есть как тебе вообще удается работать в путешествиях и еще быть продуктивным? То есть не просто сидеть на стуле перед монитором, чтоб у тебя счетчик тикал, но еще что-то реально делать, чтоб тебя хотели нанять дальше.

Антон: Я ничего особенного с этим не делаю. Наверное, это просто особенность, я не знаю. Не организма, особенность чего-то. У нас, как профессионалов, у всех разные подходы. Кто-то любит работать ночью, кто-то любит работать днем. А я работаю дома или в отеле, когда мы постоянно путешествуем, когда рядом кричат дети. И у меня это получается, и нормально.

Я, на самом деле, в офисе не работал никогда, поэтому, может быть, я всегда был в таких условиях, и я к ним привык. Может быть, на самом деле и правда, тут очень тяжело.

Дмитрий: Да, то есть я по твоим рассказам знаю, что у тебя немножко более гибкая ситуация и более гибкий график. Я думаю, что если ты путешествуешь и работаешь фул-тайм, либо это фриланс более такой, с коммитментом на 7-8 часов, отработанных в день, то там может быть немножко тяжеловато.

И опять-таки зависит – где, куда вы летите и как занимаетесь. Плюс я могу предположить, что двое детей, они себя уравновешивают и иногда находят, чем заняться, сами, и дают вам отдохнуть. Потому что у нас ребенок постоянно требовал много внимания к себе.

Антон: В начале путешествия с этим было сложно, потому что, когда мы только начали, младшему был 1 год и 10 месяцев, старшему 4 с лишним. И вот на тот момент они практически не могли время проводить вместе, буквально максимум 10 минут, дальше уже все. И с этим было тяжело, но постепенно становилось все проще и проще. И сейчас еще проще.

Дмитрий: Слушай, я знаю, что у тебя есть как минимум один опенсорс-проект. Что ты можешь рассказать про этот проект и вообще про свой путь в опенсорсе? То есть как это тебе помогает или сколько времени ты уделяешь? Какие трудности у тебя, может быть, с этим есть?

Антон: Помогает мне опенсорс в плане развития профессионального, я думаю, очень сильно. Мне в каком-то смысле повезло с опенсорсом. И свои проекты, они у меня как козыри в рукаве, я их показываю своим потенциальным заказчикам. И, насколько я понимаю, они прям впечатлены тем результатом, который я уже сделал на опенсорсе.

История опенсорса у меня достаточно простая. Я просто одну из библиотек очень активно использовал – библиотека называлась KineticJS – для того, чтобы рисовать разные объекты на элементе canvas, на странице в JavaScript’е. Библиотека очень крутая, хорошая, я ее использовал-использовал и за долгое время ее использования очень хорошо научился… Скажем так, я понимал все ее «кишки», и, более того, я начал потихонечку контрибутить на GitHub. Я там коммиты добавлял, пулл-реквесты. Через какое-то время сам мейнтейнер библиотеки добавил меня, чтоб я напрямую мог коммиты отправлять. И через какое-то время главный разработчик, тот, кто создал KineticJS, сказал, что «все, проект закрывается, я его больше поддерживать не буду, я ухожу на другие проекты, у меня другие дела».

А на тот момент мы очень активно использовали эту библиотеку, и я не знал, что делать. Потому что поддержка нужна в долгосрочной перспективе, и не уверен, что я должен и хочу сам это поддерживать. Может, стоит на какую-то другую библиотеку мигрировать? Я ходил, размышлял, что с этим делать, примерно 2 месяца.Людей, которые задавались таким же вопросом, было очень много – на GitHub’e писали, на Stack Overflow вопросы появлялись на эту тему.

И я решил: а если я ее так хорошо знаю, почему бы не мне ее на себя взять и перетянуть вот этих людей, которые хотят поддержки дальнейшей библиотеки. Перетянуть их на себя, чтобы, скажем так, стать известным суперкрутым опенсорс-девелопером. Собственно, я это сделал. Это произошло где-то в начале, по-моему, 2014-го года. Я библиотеку назвал konva.js, сделал для нее сайт, документацию, переименовку, все это сделал. Естественно, оставил там линки на оригинальную библиотеку. И потихоньку начал ее разрабатывать.

И на данный момент у нее 1400 звездочек на GitHub’e и потихонечку звездочки капают. И вот этот проект я часто показываю заказчикам, и несколько раз на меня выходили через этот проект. То есть проект находят в интернете, смотрят, кто автор, и пишут мне потом на почту: «Антон, привет. Ты сделал такой проект. Давай сделаем что-нибудь с ним, какой-то продукт».

Дмитрий: Ясно. Я подозреваю, что тебе не только заказчики на Фрилансе пишут, но еще и различные рекрутеры, которые очень любят по GitHub’у лазить и искать такие, крупные проекты относительно, да? И потом зовут тебя работать куда-нибудь в Амстердам. Нет?

Антон: С GitHub’а редко, на LinkedIn постоянно пишут.

Дмитрий: Я помню, что у тебя была какая-то особо интересная история с этим оригинальным автором проекта. Что вроде бы как он хотел закрыть, а потом какую-то другую библиотеку начал и что-то забрал у тебя потом, коммит райтс. Что-то как-то так вот было, сумбурно.

Антон: Да, там была такая история, что я создал новый репозиторий, у себя на GitHub’e, на своем профиле, для вот этого проекта, konva. Но права для старого репозитория у меня полностью остались. Я, соответственно, мог комментировать в issues, на GitHub’e. Мог их там закрывать, открывать и так далее. И там было около 150-ти, по-моему, незакрытых задач, всяких багов и фич.

И так как вот текущий проект, автор сказал, что он закрыт, я просто начал пилить эти фичи у себя, баги разруливать и в оригинальном проекте писать, что «ребята, здесь вот, в том проекте я все это пофиксил», типа переходите туда, смотрите. Я не знаю, может быть, автору это не понравилось или… Я не знаю, по какой причине. Я с ним после этого не общался, я только до этого с ним несколько общался. Парень вроде хороший, но он мне закрыл полностью доступ к проекту, и я не мог уже больше ничего с ним делать.

Дмитрий: Ясно. В общем, интересная ситуация. Но ты не пытался узнать, почему он так поступил?

Антон: Я пытался, но он мне не отвечает. И он мало где сейчас отвечает. Он раньше и в твиттере был активен, много где был активен. А сейчас, видимо, его в какой-то очень закрытый стартап позвали, я не знаю. Его не видно и не слышно нигде.

Дмитрий: Есть такие люди, которые просто, некоторые выпилились полностью из интернета. В Ruby сommunity был такой, очень знаменитый человек, который активно занимался продвижением Руби-языка и везде, постоянно на всех конференциях выступал, и написал Try Ruby – это why the lucky stiff (_why). И в одно время он просто выпилился вообще из интернета абсолютно. Он удалил все свои работы, весь свой твиттер, все, обнулился и ушел. И люди потом его наследие по крупицам собирали, у кого что осталось, спуленные репозитории. И есть такой репозиторий, где типа все его наследие, что смогли – сохранили. Очень интересные вещи происходят иногда с разработчиками.

Слушай, но опенсорс это опенсорс. Но я знаю, что у тебя есть еще и свои проекты какие-то. Я здесь на самом деле очень тебе по-доброму завидую, что ты все-таки берешь и делаешь проекты. То есть не так, как у меня в видео, что ты никогда не запустишь проект мечты. Я не знаю, насколько твои проекты это проекты мечты, но ты их запускаешь.

Ты мог бы немножко рассказать про то, как ты приходишь к запуску проектов? Рассказать, какие у тебя сейчас из них работают и какие-то, может, планы на счет них.

Антон: Да. Я думаю, как и любой разработчик, мне хочется запустить свой проект мечты, свой стартап. И я не хочу запустить тот стартап, который я продам Гуглу за миллион долларов. Это, конечно, было бы хорошо, но это не стоит никакой задачей. И не стоит задача – захватить весь мир, суперкрутой, новой гениальной идеей.

Просто хочу сделать нишевый хороший продукт, которым, может, будет пользоваться, я не знаю, относительно всего количества людей, очень-очень маленькая доля. Но он будет приносить радость и мне, и людям, которые им будут пользоваться. И главное, чтобы мне за это платили. По крайней мере, такая у меня цель стояла когда-то первоначально. Но цель тяжелая, как я считаю. И с этой целью я стараюсь запилить разные проекты, занимаюсь этим как хобби.

Сейчас у меня два проекта, которые уже фактически запущены, но не раскручены. Это один проект – gowithkid, и другой проект – isgood.in. Идеи их пришли во время путешествия. Была проблема, я придумал, как ее решить, как программист я ее решил, и, естественно, запустил это с надеждой, что это понравится еще кому-то, кроме меня.

Есть еще один, другой проект. Я его еще пока никак не запустил и не знаю, что с ним делать, потому что у него такая, специфическая история. Меня позвали на один стартап, у них продукт делает инфографику. Стартап прикольный и он стоит очень дорого. У них подписка стоит долларов 200 или 100 за месяц, это достаточно дорого для таких SAS-решений. А техническая реализация достаточно простая. Там очень много маркетинга, очень много чего помимо техники. Но именно реализация очень простая. И я решил его тупо скопировать. Скопировал за два месяца и пока не придумал, что с ним сделать. Потому что помимо реализации в то, чтобы запустить продукт, еще очень-очень много каких надо этапов пройти. И у меня с реализацией в плане программиста очень хорошо, а в плане продвижения и развития – с этим уже намного тяжелее.

Дмитрий: Я думаю, что по поводу таких проектов, которые не рассчитывают выйти на IPO или быть купленными Гуглом… Есть такой замечательный сайт, называется indiehackers. Может быть, ты в курсе этого сайта. Там как раз сборище таких проектов, которые обеспечивают зарплатой одного-двух программистов. И мне эта тема на самом деле тоже очень близка, потому что да, что-то придумать большое, наверное, довольно легко, а сделать большое довольно сложно. А с маленьким наоборот – придумать маленькое сложно, а сделать маленькое легко.

И супер, что ты находишь время, и как-то у тебя это получается, ты сам пользуешься. То есть у тебя, по сути, все твои вот эти два проекта – это ты первый клиент своих же собственных проектов. Я думаю, это идеальный такой может быть старт для какого-то маленького проекта.

Слушай, когда вы первый раз поехали в Азию, вы, по большому счету никак не вели канал на Youtube. То есть вы там просто кричали, у вас такая была тема, с ребятишками.

Антон: Да, она до сих пор есть.

Дмитрий: Да. А теперь, вернее, год назад вы решили вести такой полноценный влог. Скажи, пожалуйста, что повлияло на это решение, почему решили начать делиться каким-то своим опытом и вообще своей жизнью и вести это на Youtube (канал Лаврешественников)?

Антон: Во время путешествия очень не хватает общения. Пока мы путешествуем – и мы это делаем постоянно – мы замкнуты на четыре человека: я, жена и двое детей. Можно иногда общаться с друзьями, с родственниками онлайн, но этого тоже не всегда достаточно, хочется общения больше. Можно найти по мере путешествия людей, познакомиться с кем-нибудь. Семей с детьми найти тяжело, но тоже можно. Иногда это спасает и помогает, но не всегда достаточно.

Youtube-блог это одна из форм социального подтверждения и общения. Мы показываем то, что мы делаем. И в большинстве случаев людям нравится, что мы делаем, что мы показываем. Они говорят, какие мы молодцы. И что уж греха таить, нам это приятно, когда мы показываем и нас в каком-то смысле хвалят. И это все, в свою очередь, провоцирует общение с другими людьми. Они спрашивают, как у нас дела, что мы делаем, задают какие-то вопросы, мы общаемся. И тем самым мы компенсируем тот недостаток общения, который у нас есть в процессе путешествий. Я думаю, это самое главная из причин Youtube’а.

Дмитрий: Да. Я еще могу сказать, такая причина… Не причина, а такой бонус, который ты возможно получишь через пару лет. То есть у тебя же, в принципе, история эта сохраняется, и потом очень будет забавно посмотреть эти видео, как вы путешествовали.

Антон: Мы с детьми примерно раз в 4-3 месяца пересматриваем все с самого начала. И да, это интересно.

Дмитрий: Да. И по поводу социальной составляющей Youtube’а, я могу тоже только подтвердить этот фактор. С тех пор, как я начал вести канал… А у меня, можно сказать, активных канала сейчас два. И с Youtube’а ко мне приходит очень много интересных знакомых, с которыми просто интересно потом продолжать общаться по каким-то общим интересам. И я бы с ними абсолютно никак не смог бы иначе познакомиться, кроме, как если бы у меня только был канал. И они посмотрели какое-то видео, которое им очень понравилось. Поэтому, да.

И, на самом деле, самое интересное, что я тоже начал вести этот канал, когда мы уехали в Таиланд на 4 месяца. Я думаю, что причина была примерно та же самая. Я не могу сказать, что нам как-то сильно не хватало общения, потому что мы с женой менее социальные в этом плане люди. То есть нам не нужны какие-то, там, вечеринки и что-то еще. Мы абсолютно спокойно жили эти 4 месяца втроем, с дочкой. Потому что вокруг нас не было абсолютно никого. Мы выбрали дом, очень так не подумав. Но тем не менее именно какой-то такой момент – поделиться мыслями, когда особо больше не с кем и хочется более широкую аудиторию. Youtube тогда сыграл довольно положительную роль в этом моменте, я думаю.

Я, на самом деле, сейчас все больше и больше смотрю ваш канал, иногда там даже комментирую. Я так понимаю, что у вас каналом больше заведует жена. Или это не так?

Антон: Да, это так, она практически. В нашей семье я заведую тем, что зарабатываю деньги, а жена, Оля, делает все остальное. Она ведет Youtube-канал. Она планирует все путешествие, на самом деле на это уходит просто колоссальное количество времени, очень много. И, соответственно, занимается детьми.

Дмитрий: Смотри, у вас, получается, этот год вы обозначили как поиски дома. И уже вы побывали во Франции, в Бельгии, в Австрии, в Германии. Где-то еще?

Антон: Нет, все пока. Сейчас находимся в Чехии.

Дмитрий: Да, в Чехии. И что вам пока больше всего понравилось?

Антон: Очень сложный вопрос. Но, если честно, Германия мне пока нравится больше всего из всех стран, что мы были. Единственная проблема это виза, которая для меня, как айтишника, решаемая. Но я пока не хочу идти в большую компанию. Я верю в свой фриланс и думаю, что я смогу на нем зарабатывать намного больше денег.

И тут такая дилемма – что делать: заниматься тем, во что ты веришь и, возможно, зарабатывать большое количество денег и жить где-то, не знаю, в России, в Тайланде или в Мексике. Либо ехать к рекрутерам в какую-нибудь европейскую страну, в Германию или в Скандинавию, может, куда-нибудь (и это дилемма), но отказаться от фриланса.

Дмитрий: Ты маленько предвосхитил мой следующий вопрос. Смотри, по поводу Германии я тебе могу сказать то, что если вы не любите плохую погоду и какую-то зиму, и любите солнце, то северная Германия это вообще точно не для вас. Гамбург, Берлин можно даже не рассматривать. Можно подумать по поводу Мюнхена. И, может быть, в районе Франкфурта. Но Франкфурт мне как город просто не очень понравился. Это так, маленько из личного опыта.

И да, то есть у меня был вопрос следующий, то, что ты собираешься теперь осесть в офисе. Получается, что вроде как нет. Но тут видишь, штука какая. В Германии, по крайней мере, тебе придется на 32 месяца точно осесть в офисе. После этого ты можешь подать на постоянный вид на жительство. И после этого ты можешь, собственно, уже заниматься бизнесом. То есть ты можешь уже стать обратно фрилансером и уже работать на рынке фриланса Германии просто легально, и зарабатывать гораздо больше денег, чем ты зарабатываешь, работая в Красноярске или где-либо еще.

Я просто знаю, какие ставки фрилансеров здесь. И здесь – я немножко тоже про фриланс расскажу, как он здесь обстоит – немножко все равно по-другому идет работа. Потому что здесь люди предпочитают, чтобы человек работал в офисе, даже если он фрилансер. То есть если тебя букают как фрилансера, то, скорее всего, тебя просят хотя бы три дня из пяти дней приходить в офис, работать 8 часов в офисе.

И, на самом деле, у этого есть плюсы и минусы, конечно. Плюс у этого в том, что ты остаешься фрилансером, получаешь свои фрилансерские деньги. Но при этом у тебя полное идет вовлечение в проекты, социализация и общение с другими программистами в офисе, как если бы ты был офисным работником. Но ты, понятное дело, немножко исключен из всей этой офисной политики, потому что она тебе по барабану. Потому что твой контракт кончается, ты уходишь, а то, что там у них какие-то распри и политика, это вообще, зачем тебе об этом переживать, да?

И понятное дело, что это менее гибко в том плане, что ты не можешь просто так, из дома работать или куда-то уехать. Разные бывают контракты, конечно. Но, как я уже сказал, в Европе люди предпочитают, чтоб человек приходил в офис, даже если это фрилансер. Это мой опыт.

И если дальше порассуждать если на эту тему. Вот смотри, если сохранять фриланс и переезжать в Европу, я даже не знаю, это, по-моему, Словения может такие условия тебе предложить. Либо, наверное, Чехия. Я не уверен, как там в Чехии обстоят дела, но в Словении можно было как-то довольно легко получить вид на жительство через инвестицию в бизнес. По крайней мере, в 2012-м – 2014-м году были какие-то смешные условия, вплоть до того, что нужно было купить машину, записать эту машину на фирму. И вроде бы как ты получаешь вид на жительство и автоматически получаешь право на работу. Соответственно, ты можешь там быть фрилансером, точно так же работать со своими заказчиками и как-то там начать платить налоги.

Есть у тебя какие-то мысли на этот счет? Ты как-то пробивал уже те страны, в которых ты бывал, на тему такой возможности?

Антон: Нет, пока не пробивал. Потому что первоначально смотрю саму страну, как она мне нравится из просто первых впечатлений, которые у меня есть о стране. Есть и по Азии, по разным странам есть впечатления и по Центральной Америке, и сейчас в Европе. Понятно, что это первые впечатления, по ним нельзя судить о всей стране, о всех условиях, которые происходят в стране. Но первые впечатления лично для меня важны.

Пока у меня цель стоит – набраться этих разных первых впечатлений с разных стран. А потом уже сесть с гугл-таблицами, выписать все страны, выписать все плюсы, минусы, составить сложную формулу, которая мне в конце ответит, какую же страну стоит выбрать.

Дмитрий: Слушай, ты в нашей переписке сказал, что ты хотел бы как-то реорганизовать свой фриланс. Если это не секрет, то мог бы ты развить эту тему? Потому что по большому счету, насколько я знаю, ты сейчас… Ты, по крайней мере, работал на Upwork’е некоторое время. И сейчас ты как-то работаешь, наверное, на Upwork’е и напрямую пытаешься, да, найти заказы?

Антон: Да. Давай расскажу про свой фриланс. Когда я начал, это был первый очень маленький проект за 9 долларов в час. И на тот момент это был еще старый курс рублевый, я был в России, и это не очень существенная сумма была. И я своей целью поставил постоянное повышение своего почасового рейта, чтобы он у меня повышался, повышался. Я заполнил себя проектами по максимуму – сколько у меня есть времени, сколько хочу работать. И даже если у меня были проекты, я продолжал все еще искать новые, чтобы у них была ставка выше.

И все проекты, с которыми я работал, они у меня были маленькие – два, максимум три месяца. Самый долгий, наверное, был где-то шесть месяцев. Соответственно, проект заканчивался, я переходил на следующий, в котором мне платят больше. И этот проект я уже находил заранее и потихоньку начинал с ним работать. И говорил заказчикам: «Ребят, у меня сейчас времени мало. Я могу с вами работать максимум 5 часов в неделю. Но потом, когда я закончу предыдущие проекты, буду с вами работать больше».

Соответственно, я свою ставку повышал-повышал-повышал и сейчас я нахожусь на том моменте, что ставку мне повысить становится все сложней и сложней. И я работаю, ставка на самом деле достаточно хорошая, я получаю в среднем 50 долларов за час.

И я начинаю чувствовать в каком-то смысле стагнацию. Мне нет никакого смысла развиваться дальше и становиться более продуктивным, изучать что-то новое. Потому что тот результат, который я даю клиентам, судя по их отзывам, они очень довольны, им нравится то, что делаю. И без разницы, делаю я это быстро или медленно. И, соответственно, мне приходится отрабатывать свои часы. То есть я сажусь, в день мне нужно минимум 6 часов отработать. Если я отработаю меньше, я чувствую себя не очень хорошо, что у меня не выполнятся мои желания по финансам.

И такой почасовой подход мне надоедает все больше и больше. Я начал читать разные блоги и книжки, подкасты про то, как перейти на фиксированную ставку. И фиксированная ставка это та цель, которой я хочу переделать все свои проекты, чтобы мне платили за проект какую-то сумму. И это та задача, в которую я сильно верю и которая, я думаю, что принесет мне значительно больше денег, чем почасовая ставка.

Дмитрий: Да. Тут есть такой момент, что, понятное дело, что везде опять-таки есть плюсы и минусы, и с фиксированной суммой можно немножко пролететь с оценками. Но опять-таки можно и заработать гораздо больше, чем если бы ты честно отрабатывал на почасовке.

И вот эта стратегия, о которой ты говорил – короткие проекты – я считаю, что это, может быть, наиболее правильная стратегия на фрилансе. Когда ты только заходишь во фриланс, ты, понятное дело, обычно заходишь с каких-то низких ставок. И, по сути, как-то повысить ставку, в принципе, как и повысить зарплату, легче всего, меняя работу, то есть меняя проект.

По себе я знаю, что я, когда зашел на фриланс, я, по сути, с первым своим работодателем проработал довольно долго, практически год точно, по-моему, даже больше. И вот этот момент был, у меня было такое немножко: а вдруг я не найду какого-то следующего работодателя. И опять-таки такой момент – но ставку поднимать надо, а просто так он мне ставку не поднимет, потому что ему это ни к чему.

И я думаю, что это может быть одной из таких ошибок начинающих фрилансеров, когда они влазят сразу же в большой проект на какие-то полгода, год. Полгода это уже, наверное, многовато. Поэтому они зависают на какой-то ставке, хотя могли бы, в принципе, раскачивать свою ставку и свое портфолио просто короткими – по 2, по 3, по 4 месяца – проектами. Просто постоянно идти на повышение, как ты сказал.

Это, в принципе, характерно и для работы в офисе. Понятное дело, что поменяв работу, гораздо вероятнее ты получишь прибавку в 15-20%, чем если бы ты остался на том же самом месте и сказал: «А я вот теперь хочу на 20% больше». Скорее всего, тебе так никто не даст. Хотя если твоя же фирма наймет нового человека, то они ему могут дать такую зарплату, которую ты просил. Вот этот парадокс нужно знать и нужно знать, как его использовать, чтобы достичь того комфортного уровня зарплаты, когда ты уже особо перестаешь думать об этом и начинаешь искать интересный проект.

Интересная на самом деле беседа получилась. У меня как таковые вопросы кончились, но если у тебя есть какие-то вещи, которыми ты бы еще хотел поделиться дополнительно, то пожалуйста, твое время.

Антон: Я, наверное, еще скажу про мой фриланс и чем он мне очень сильно нравится. Я думаю, может быть, слушатели и зрители хотели бы попробовать что-то аналогичное. Весь мой фриланс заключается в том, что у меня одновременно идет несколько проектов. И все проекты достаточно небольшие, меня на каждом из них не требуют работать по 30-40 часов в неделю. Я работаю где-то максимум по 10 часов.

Сейчас у меня около четырех проектов. И на каждый из них я потихонечку пилю те задачи, которые от меня требуют. И на всех из них от меня не требуют, чтобы я находился онлайн в какое-то определенное время. И вся наша переписка происходит периодически где-нибудь в Slack’е. Заказчик спрашивает: «Антон, как дела?». Или я говорю: «Вот я новые фичи сделал, это разрулил. Сейчас будет сервер обновлен, вы можете попробовать их потестить». И все.

Часовые пояса, буквально пересечения в часа два достаточно, чтобы выявить все наши вопросы. Я работаю, как правило, всегда один, у меня нету команды, с которой мне нужно постоянно коммуницировать. И в этом смысле это очень сильно помогает в организации путешествий. Потому что если работать в команде, постоянно общаться, я думаю, будешь уже не таким гибким.

Дмитрий: В команду тебя не тянет? Я так понимаю, ты никогда не работал в команде, по большому счету.

Антон: По большому счету, нет. Вот сейчас у меня два проекта с командами, но команды это дизайнер, бэкэндер и я, фронтэндер. И я работаю независимо, поэтому это тяжело назвать командой. Я напрямую ни от кого не завишу в проекте. А тянет или не тянет, я не знаю. Насколько я знаю, это вроде как полезно, в команде коммуникация, у тебя есть товарищи, ты там находишь наставника. Но я не знаю, чего я лишился, поэтому сложно сказать.

Дмитрий: Да. Ясно. Слушай, еще раз хочу поблагодарить тебя за такое замечательное интервью. Я, на самом деле, сам много чего узнал, чего я не знал до этого о тебе и, в принципе, о фрилансе.

Как я сказал, мои вопросы закончились. Я могу только пожелать вам успеха в вашем путешествии, поменьше ломать конечности. У тебя, кстати, зажила рука? Нет, еще не зажила. Вот какие могут возникнуть проблемы, скажем так. И все.

Я надеюсь, что как-нибудь мы с тобой увидимся. Может быть, вы доедете до Гамбурга или мы доедем куда-нибудь, где вы будете в этот момент.

Антон: Да, с радостью бы пересеклись.

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.